Последователи Куросавы

Последователи Куросавы

В картине «Семь самураев» отчетливо прописан характер каждого из героев. Больше всего полюбился зрителям Кикутиё, сыгранный Тосиро Мифунэ.

В картине «Семь самураев» отчетливо прописан характер каждого из героев. Больше всего полюбился зрителям Кикутиё, сыгранный Тосиро Мифунэ.

Когда Хаяо Миядзаки выпустил в 1997 году мультфильм «Принцесса Мононокэ», знатоки творчества Куросавы отметили в картине влияние работ мастера — несмотря на то, что избранный Миядзаки жанр — мультипликация — по природе своей далек от реализма Куросавы. Анимации Миядзаки свойственна особая философия, но по своему гуманизму и драматическому накалу его ленты перекликаются с фильмами его предшественника.

Развитие технологий убивает в кинематографе воображение и творческое начало.

Особенно это касается массовой продукции. Но настоящие мастера в современных условиях стремятся, взяв на вооружение новейшие технологические достижения, сохранить художественность. В этом отношении для них важен опыт Куросавы с его вниманием к мельчайшей детали, точностью образов и в то же время стремлением использовать при съемках новые технические возможности.

В свое время он изобрел немало новаторских способов операторской работы, например прием съемки одной сцены одновременно с трех камер. Сегодня это применяется очень часто, но мало кто знает, что впервые такой способ съемки использовал именно Куросава. Стивен Спилберг и Джеймс Кэмерон, мастера «технологичного» кино, — в этом отношении прямые наследники Куросавы.

вручения «Оскара» в номинации «За вклад в развитие мирового кинематографа» в 1990 году

вручения «Оскара» в номинации «За вклад в развитие мирового кинематографа» в 1990 году

Помимо технических приемов, вошли в историю и сюжетные ходы Куросавы. Например, именно он в «Семи самураях» придумал сделать главными героями группу персонажей и наделить каждого из них собственным характером.

Но главное состоит не в технике и не в сюжетах, а в удивительном мастерстве режиссера. Однажды Куросаве пришлось услышать от Андрея Тарковского, что его русский коллега, приступая к съемкам нового фильма, всякий раз заново просматривал «Семь самураев ». Куросава вспомнил об этом в заметке, посвященной смерти Тарковского, и при этом отметил, что и сам всегда делал то же самое применительно к «Андрею Рублеву». Такое взаимовлияние крупнейших кинорежиссеров XX века значит больше, чем многочисленные западные подражания самобытному японскому мастеру.